Молодость / La Giovinezza

  • Возрастная категория: 18+

Режиссер: Паоло Соррентино 

В ролях: Майкл Кейн, Харви Кейтель, Рейчел Вайс, Пол Дано, Джейн Фонда 

В прокате с 2015.10.22 

Возрастное ограничение 18+

Фильм на английском языке с русскими субтитрами

 

О ФИЛЬМЕ 

Фрэд – прославленный композитор и дирижер, вопреки просьбам Ее Величества, отказывается выступить на Дне Рождении принца Филиппа, и на это у него есть веская причина. Мик, оскароносный режиссер, вовсю работает над новым сценарием «фильма-откровения», но дело не слишком спорится. 

Фрэд и Мик уже полвека дружат, смеются над собой и дивятся красоте и несправедливости этого мира. Это лето они проводят на альпийском курорте, где любовные переживания уже взрослых детей, случайно подсмотренные драмы и откровения далекого прошлого навсегда изменят судьбы друзей. 

 

Вслед за «Великой красотой» (Оскар за Лучший иностранный фильм) Паоло Соррентино разворачивает поистине феллиниевскую фантасмагорию об очаровании молодости и зыбкости памяти, где среди роскоши и неги найдется место и Мисс Вселенной, и Марадоне, и русским олигархам. 

 

ФЕСТИВАЛИ И ПРИЗЫ 

Каннский фестиваль 2015

 

"Для фильма с названием «Молодость» на экране слишком много сморщенной, старческой кожи. Но недавний лауреат «Оскара» за «Великую красоту» Соррентино снимает ее  так, что хочется поскорей постареть. Два героя — композитор и режиссер (Майкл Кейн и Харви Кейтель соответственно, оба великолепны, но Кейн выше всяких похвал) — коротают дни в люксовом швейцарском санатории. Сюжета как такового нет, как нет и морализма,  неизбежного для картин на такую тему. Есть сквозная тема старости, осмысляющей прошедшие дни и с любопытством поглядывающей на молодость. И есть миллион ее вариаций. Композитор отказывает английской королеве в исполнении своего лучшего сочинения, поскольку та, для кого оно написано, давно в сумасшедшем доме. Режиссер с командой молодых сценаристов пытается сочинить фильм-завещание, но к нему внезапно является муза (в виде бесстрашно продемонстрировавшей все морщины под толстым-толстым слоем мэйк-апа Джейн Фонды) и объявляет, что сниматься не будет, поскольку — и это, видимо, правда - талант давно оставил его.

Два пожилых персонажа, жалующихся на трудности мочеиспускания, практически никогда не предоставлены сами себе, их окружают не менее ярко придуманные персонажи фона. Или коровы, которыми можно подирижировать. Или, на худой конец, героини всех снятых фильмов, повылезавшие из подсознания героя-режиссера. В этом каскаде образов, само собой, трудно не углядеть влияния Феллини — но это и хорошо, когда за продолжение традиций дают «Оскара». Кого-то может раздражать чрезвычайная гламурность картины, придуманность, ненатуральность, «вылизанность» каждого кадра. Но никакой вымученности в этой феерии образов точно нет. Право каждого принимать или не принимать условия игры, в которую играет режиссер. Главное, что делается это с умом, юмором и очень хорошо поставленным светом."

Стас Тыркин, куратор «Гоголь-кино»