5 спектаклей Гоголь-центра - минимум театрала

«Гоголь-центр»— это особенный театр. Феномен, в корне изменивший театральный ландшафт современной Москвы. Вот уже четвертый год подряд театр выпускает ряд амбициозных и провокационных премьер, собирающих полные залы неравнодушных зрителей. Кто-то называет «Гоголь-центр» новым «местом силы», кто-то — просто модным и важным театром. Но главное, что это место, в которое люди хотят попасть. Это целый город внутри отдельно взятого театра, переживший свою маленькую культурную революцию. Это театр, существующий в диалоге с реальностью и создающий уникальную реальность внутри себя.

Довольно сложно поверить в то, что еще несколько лет назад никакого «Гоголь-центра» на карте не было, а в доме 8 по улице Казакова царили совсем другие правила. «Гоголь-центр» создан режиссером Кириллом Серебренниковым на базе расформированного Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя, основанного еще в 1925 году. В начале 2000-х театр переживал отнюдь не лучшие времена. В 2012 году на пост художественного руководителя не очень успешного на тот момент театра был назначен Кирилл Серебренников, известный своими кинематографическими проектами. Режиссер решил полностью изменить вид и формат театра на улице Казакова, став одним из создателей одного из самых ярких явлений в постсоветском театре и сделав «Гоголь-центр» новой точкой притяжения продвинутой столичной публики.

«Гоголь-центр» — не просто театр в традиционном понимании этого слова. Это один из самых обсуждаемых, громких и необычных проектов, посвященных комплексному развитию современного искусства. Основная задача этого творческого формирования — знакомить зрителя с современными культурными тенденциями. Здесь сочетаются разные формы и направления искусства: острые споры и лекции на самые актуальные темы в дискуссионном клубе «Гоголь +» соседствуют с мировыми премьерами не дошедших до российского проката фильмов в клубе «Гоголь-кино»; большие музыкальные концерты талантливых исполнителей сочетаются с мастер-классами признанных мэтров творческих профессий. Но главное в «Гоголь-центре»— это спектакли самых ярких российских и европейских режиссеров.

Спектакли «Гоголь-центра» вызывают у зрителей разные чувства (порой совершенно полярные), дают критикам благодатную почву для дискуссии, и почти никогда не забываются. Послевкусие от просмотра подтверждает, что со своей главной задачей — вызывать эмоции — «Гоголь-центр» справляется на «ура». Но как не прогадать при выборе спектакля?

Ниже 5 важных постановок, которые нужно посмотреть в «Гоголь-центре».

(М)ученик

Спектакль «(М)ученик »— совместная постановка «Гоголь-центра» и «Седьмой студии» по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Поставил спектакль и адаптировал пьесу к российским реалиям художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников.
Главный герой постановки — подросток Вениамин в исполнении талантливого Никиты Кукушкина — считает, что знает все о существующих моральных нормах. Школьник, выросший с матерью-одиночкой и толком не знавший отца, увлекается религией и становится фундаменталистом-самоучкой. Этот «очень православный» школьник учит сверстников и взрослых, что они живут неправильно. По сути, Вениамин— религиозный террорист, постоянно цитирующий священное писание, и требующий от окружающих полного повиновения в соответствии с текстами, написанными в Библии, которая всегда при нем. Так, его поведение становится серьезным испытанием для окружающих. Новый пророк готов вступиться в любой спор за свою веру и не остановится даже перед преступлением. Главный антагонист и враг школьника — учительница биологии и по совместительству школьный психолог в исполнении блистательной Виктории Исаковой.

«(М)ученик» исследует границы между моралью и нетерпимостью, ищет связь между свободой и вседозволенностью, противопоставляет религию и манипуляцию. Постановка — едва ли не самое смелое и открытое высказывание о безумии современной России, о больном обществе, которое постепенно становится все более подверженным фанатизму. Это спектакль о том, как быстро и легко религиозный фанатизм подчиняет себе конформистское сообщество на примере отдельно взятой школы.

Отдельного внимания заслуживает киноверсия спектакля — фильм «Ученик», с которым Кирилл Серебренников представлял Россию на Каннском фестивале. Главные роли в фильме играют те же актеры, что и в спектакле, за исключением исполнителя главной роли Никиты Кукушкина — в фильме его сменил «брусникинец» Петр Скворцов, больше подходящий на роль школьника-старшеклассника. «Ученик» — это не только фильм о фанатизме, но еще и политическая картина о современной системе образования, об антисемитизме, о гомосексуализме, о лицемерии и обо всех формах тоталитаризма. В Каннах «Ученик» получил специальный приз имени Франсуа Шале — эта награда присуждается фильмам, лучше других показывающим реалии современного мира.

Кафка

В основе нового спектакля по Кафке — пьеса о жизни выдающегося писателя, которую специально для «Гоголь-центра» сочинил драматург Валерий Печейкин. Личность Франца Кафки и правда легендарная — скромный чиновник при свете дня превращался в гениального писателя, творившего по ночам. Кафка сегодня воспринимается как гениальный пророк безумий XX века, его имя стало синонимом особого типа абсурда. Однако Печейкин призывает не путать абсурд с бредом — абсурд Кафки имеет жесткую внутреннюю логику, найти которую драматург ставил одной из своих главных задач.

В постановке Кирилла Серебренникова биографические мотивы из жизни писателя переплетаются с сюжетами, порождёнными воображением писателя, а персонажи из бестиария Кафки действуют наряду с реальными людьми из его жизни. При этом Кафку страшат отнюдь не фантастические метаморфозы, а как раз, казалось бы, нормальные вещи — семья, работа, общественный порядок.

Как известно, записей голоса Кафки не сохранилось, поэтому выразительно изображающий писателя Семен Штейнберг за все 3 часа спектакля не произносит почти ни слова, лишь иногда болезненно шевелит губами. О значении звука зрителю напоминают в начале «Кафки» — пока зрители рассаживаются на свои места в зале, на сцене идет голосовой кастинг: артистов пробуют на роль у стоящего микрофона.

В спектакле впечатляет все: гениальная сценография Серебренникова, по привычке выступающего и как режиссера, и как художника, великолепный вокал исполнителей, потрясающая хореография в исполнении актеров. Спектакль словно состоит из отдельных кусочков и самодостаточных инсталляций, вдохновленных кафкианскими мотивами. Тем не менее, будучи лишенным традиционного эпатажа «Гоголь-центра», «Кафка» — один из самых сдержанных и стилистически целостных спектаклей театра.

Мертвые Души

Спектакль «Мертвые души» — первая премьера «Гоголь-центра», поставленная по произведениям Н.В. Гоголя. В версии Кирилла Серебренникова история Чичикова не переносится в наше время буквально, но получает новое и современное звучание. Разные эпохи соседствуют друг с другом в вечном российском безвременье, где правит абсурд, и ничего не меняется.

Кирилл Серебренников — большой поклонник творчества Гоголя. Поставил «Мертвые души» он уже во второй раз — первый был на латышском языке в Риге. Шесть лет назад в Национальном театре в Риге постановка Серебренникова получила высшую театральную премию Латвии «Ночь лицедеев» в номинации «Лучший спектакль». Но «Мертвые души» не отпускают Серебренникова — теперь постановку можно посмотреть на русском языке в «Гоголь-центре». По словам режиссера, в этом произведении зашифрованы невероятно важные ключевые формообразующие элементы — русская матрица. Все это в совокупности и есть Россия.

В «Мертвых душах» Серебренникова играют только мужчины. Десять актеров на практически пустой сцене играют всех: детей, собак, бабок, женщин, мужчин. Но главное здесь отнюдь не гендерные различия. Как говорит сам режиссер, важно, что это не мужчины, а артисты — артисты как «сверх существа» гораздо шире пола. Интересно, что больше всего Серебренникова привлекают именно литературно-художественные свойства текста Гоголя. Ткань языка, если она соединилась с воображением читателя, оборачивается реальностью, плотью. Своей задачей Серебренников поставил донести как можно больше до сцены, не расплескав. Так, в «Мертвых душах» пустая сцена, похожая на ящик, десять мужиков, которые играют все роли, из пустоты доставая образы, персонажей, обстоятельства и потом в пустоту же обращаясь.

По словам самого Серебренникова, спектакль он ставил как музыкальное произведение: у Гоголя очень сложная симфоническая структура — с темами, контрапунктами, рефренами, с множеством мотивов, нисходящих, восходящих и перекликающихся между собой. «Мертвые души» — один из самых смешных и злободневных спектаклей в «Гоголь-центре». По сути это спектакль о дурной повторяемости явлений российской жизни — о том, что жизнь в России — порочный круг, из которого так просто не выпрыгнуть.
 

Митина Любовь

Спектакль «Митина любовь» по повести Ивана Бунина в постановке молодого режиссера Владислава Наставшева стал первой премьерой на малой сцене «Гоголь-центра» после его открытия и перестройки. В спектакле, в котором играют артисты Филипп Авдеев и Александра Ревенко, сюжет повести изъят из исторического и социального контекста, лишен примет быта и узнаваемых деталей.

Бытовые элементы заменяются эмоциональными, а фантастическая сценография больше напоминает состояние растерянной влюбленной молодой души, летающей между небом и землей. Так, почти все действие происходит в вертикальной плоскости на стене, в которую воткнуты металлические стержни. По этим жердочкам герои перемещаются на протяжении всего спектакля. “Митина любовь” — почти акробатический этюд, где актеры практически не стоят на земле и «лезут на стену» от любви в буквальном смысле слова. Когда стену из палок разбирают, герои понимают, что и любовь прошла, держаться не на чем. В финале Митя спускается на землю, а его легкомысленная возлюбленная воркует о том, как низко пала.

В спектакле играют только два актера: Митя и его любовь — девушка Катя, которая является для заглавного героя всем: она и воздух, и лес, и все другие персонажи. В Митином мире нет больше места ни для кого — возлюбленная мерещится Мите в каждом встречном. Так, все роли, кроме главной мужской, играет Александра Ревенко.

«Митина любовь» идёт на малой сцене Гоголь-центра уже не первый год, но не устаревает, ещё раз напоминая о том, насколько может быть драматична первая любовь. Удивительно искренний спектакль, который с каждым сезоном приобретает всё новые и новые грани.

 

Кому на Руси жить хорошо

“Кому на Руси жить хорошо” по Некрасову — премьера прошлого сезона, исследующая вопросы потерявшегося русского счастья. В одном спектакле удивительным образом соединились совсем разные жанры: здесь и стильная европейская режиссура с видеокамерами, и грубоватая политическая сатира, и талантливая опера, и физический театр, и актерская импровизация в зрительном зале, и добрая «русская школа» с переживаниями, и даже дефиле русских костюмов.

Над поэмой Некрасова Кирилл Серебренников начал работать больше года назад: в компании своих коллег актеров он путешествовал по Ярославской области. Актеры общались с местными жителями, брали у них интервью, ходили по музеям и готовили отрывки из поэмы. Своего рода продолжением и дополнением к «Кому на Руси жить хорошо» стали иммерсивные «Русские сказки» по сочинениям из коллекции Афанасьева, которые сейчас тоже идут в «Гоголь-центре». Это своеобразная дилогия. Кирилл Серебренников называет соседство Некрасова и Афанасьева вполне органичным, так как несмотря на все различия, у двух авторов есть общее — безусловная любовь и интерес к русским людям, к родине.
Поэма Некрасова, написанная уже после отмены крепостного права, задается вопросами свободы и рабства. Она про невозможность обретения свободы, удобство традиционного рабства и главное — про счастье. «Сказки» же — наоборот, это пространство, где русский человек абсолютно свободен и словом, и телом. Поэтический язык Некрасова оказался на удивление гибким: стихи по воле режиссера стали звучать и как обыденная речь, и как оратория, и даже как хип-хоп.

«Кому на Руси жить хорошо» — один из самых впечатляющих спектаклей «Гоголь-центра» и совершенно точно большая победа Серебренникова в должности художественного руководителя театра.

 

«Гоголь-центр» — это территория, где дух бунтарства пропитан огромной любовью к театру, а ощущение абсолютной свободы сталкивается с объективной реальностью. В репертуаре «Гоголь-центра» множество спектаклей на социальные темы. Есть и совсем скандальные (чего стоит премьера прошлого сезона «Машина Мюллера» с обнаженными перформерами!).

По словам Серебренникова, театр занимается контрпропагандой, то есть именно тем, что сегодня должен делать любой честный театр. В пропагандистских СМИ человек расценивается как объект зомбирования. В «Гоголь-центре» человек расценивается как личность, с которым ведется персональный разговор. В контексте столичной театральной жизни феномен «Гоголь-центра» и вовсе уникален: театру Серебренникова за считанные месяцы удалось стать местом, способным сообщить не столько культурный опыт, сколько социокультурную идентичность.

А еще в «Гоголь-центр» приходят абсолютно потрясающие зрители — умные, интеллигентные, образованные люди. Кажется, и нам самое время запланировать свой поход на Казакова, 8!